Меню

Что такое радиоактивная кошка

Радиоактивные кошки, микробы и Линч, или Между воображением и реальностью

В московском Мультимедиа Арт Музее (МАММ) проходит выставка «Между воображением и реальностью», ретроспектива культовой американской художницы Сэнди Скогланд, прославившейся инсталляциями, напоминающими 3D-арт — при том что эти работы создавались задолго до широкого распространения компьютерного моделирования и доступных графических редакторов. В своих работах Скогланд размышляет о влиянии рекламы на наше сознание, о взаимодействии человека с природой и даже поднимает вопрос о том, что такое реальность в принципе.

Лучшие работы американской художницы здесь:

«Радиоактивные кошки», 1980 год

Один из самых известных снимков Скогланд, «Радиоактивные кошки», изображает постапокалиптическую сцену жизни американской семьи после ядерной катастрофы. В основе этой (и большинства других) работы лежат tableaux vivants, так называемые «живые картины» — художница создаёт красочные, тщательно проработанные сюрреалистические пространства (порой этот процесс занимает целые месяцы), после чего помещает в них живых моделей для фотосъёмки. «Радиоактивные кошки» стали не только знаковой работой Скогланд, но и одной из самых известных tableaux vivants в мире.

«Райское собрание», 1991 год

Эти работы, при всей их китчевой искусственности, создавались без использования компьютерной графики — скульптуры с инсталляций собственноручно вылеплены художницей из глины или собраны из проволоки и штукатурки. Впоследствии элементы её фоторабот стали отдельными экспонатами выставок. Животные в масштабных инсталляциях Скогланд становятся символом взаимодействия человека с природой, влияния людей на окружающую среду.

«Месть золотой рыбки», 1981 год

В «Мести золотой рыбки», ещё одной знаковой работе Скогланд, искусственно выведенный человеком китайский карась, ставший одной из самых популярных аквариумных рыб в мире, оккупирует человеческое жилище, обитатели которого будто сами оказываются в аквариуме. «Моя работа напоминает об истории Франкенштейна, в которой люди создали нечто, что вышло из-под контроля и поглотило их», — объясняет художница.

«Колени в ванне». Из серии «Размышления в доме на колёсах», 1977 год

Скогланд, изучавшая в 1960-х изобразительное искусство и авангардный кинематограф, в 1970-х увлеклась созданием концептуальных произведений. Тогда же она решила документировать свои работы при помощи фотографии. В 1977-м художница, проживавшая на тот момент в трейлере на ферме, вдохновилась на создание серии «Размышления в доме на колёсах» — в ней Скогланд восстановила кукольный интерьер дома, имитирующий богатое убранство.

«Розовая раковина». Из серии «Размышления в доме на колёсах», 1977 год

Ключевой темой фотоинсталляций художницы является тема восприятия реальности, которая радикально трансформируется с наступлением глобализма и масскульта. Человечество столетиями стремилось поместить себя в мир максимально искусственный (оглянитесь вокруг, нам вполне это удалось), в котором царят свои стандарты красоты и понятия прекрасного. Скогланд предлагает взглянуть на этот мир глазами чужака или, как она сама выражается, инопланетянина.

«Аксессуары», 1979 год

Стерильные рекламные интерьеры с богатым убранством — это осмысление культуры потребления, символизирующей для Скогланд американскую мечту с билбордов, из глянцевых журналов и телевидения.

«Горох на тарелке». Из серии «Натюрморт», 1978 год

Более тщательно тему манипулирования рекламой сознанием потребителя художница исследует в серии «Натюрморты». В них Скогланд буквально фетишизирует обычные продукты питания на манер рекламных изображений, подчёркивая их неестественность. Овощи и фрукты на этих снимках становятся ещё одним элементом декора, повторяя паттерны собственного фона и становясь похожими на оптические иллюзии.

«Апельсин на коробке». Из серии «Натюрморт», 1978 год

Произведения, связанные с едой, Скогланд считает универсальным искусством по той причине, что «едят все» — поэтому эти образы близки и понятны каждому. При этом яркие паттерны и геометрические фигуры в разных измерениях, создающие фон привычной пище, скорее призваны вызвать у наблюдателя замешательство.

«Свадьба», 1994 год

Ещё одна тема работ Скогланд — тревога, неотъемлемое, преследующее человека в самых разных ситуациях чувство. Художница пытается воссоздать это ощущение волнения и неясного беспокойства в инсталляциях, которые, к слову, визуально весьма похожи на работы ещё одного мастера саспенса, американского режиссёра Дэвида Линча. При этом напряжённой атмосфере инсталляций противопоставляется красочная обстановка изображения — воображаемое контрастирует с реальным.

Читайте также:  Кошка с лапой пандора

«Микробы повсюду», 1984 год

В изображении этого «реального» Скогланд чуть ли не ввергается в темы диалектического материализма — в её работах субъективная реальность показана не только с позиции людей, но и других живых существ, будь то животные или даже микробы. Огромная и непостижимая разница в восприятии окружающего мира его обитателями натолкнула художницу на мысль, что реальность для нас — хаос, проявляющийся за счёт ограниченности нашего видения.

P. S. Информация для заинтересовавшихся: Выставка Сэнди Скогланд «Между воображением и реальностью» проходит в Мультимедиа Арт Музее до 14 марта. Из-за ограничений, связанных с пандемией коронавируса, музей закрыт для посещения до 22 января, но экскурсию по выставке можно посетить в онлайн-формате.

Источник

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Много кто слышал это выражение, но возможно не все понимают даже упрощенный его смысл. Давайте попробуем разобраться без сложных теорий и формул.

«Кот Шредингера» – так называется знаменитый мысленный эксперимент знаменитого австрийского физика-теоретика Эрвина Шредингера, который также является лауреатом Нобелевской премии. С помощью этого вымышленного опыта ученый хотел показать неполноту квантовой механики при переходе от субатомных систем к макроскопическим системам.

Оригинальная статья Эрвина Шредингера вышла в свет 1935 году. Вот цитата:

Можно построить и случаи, в которых довольно бурлеска. Пусть какой-нибудь кот заперт в стальной камере вместе со следующей дьявольской машиной (которая должна быть независимо от вмешательства кота): внутри счётчика Гейгера находится крохотное количество радиоактивного вещества, столь небольшое , что в течение часа может распасться только один атом, но с такой же вероятностью может и не распасться; если же это случится, считывающая трубка разряжается и срабатывает реле, спускающее молот, который разбивает колбочку с синильной кислотой.

Если на час предоставить всю эту систему самой себе, то можно сказать, что кот будет жив по истечении этого времени, коль скоро распада атома не произойдёт. Первый же распад атома отравил бы кота. Пси-функция системы в целом будет выражать это, смешивая в себе или размазывая живого и мёртвого кота (простите за выражение) в равных долях. Типичным в подобных случаях является то, что неопределённость, первоначально ограниченная атомным миром, преобразуется в макроскопическую неопределённость, которая может быть устранена путём прямого наблюдения. Это мешает нам наивно принять «модель размытия» как отражающую действительность. Само по себе это не означает ничего неясного или противоречивого. Есть разница между нечётким или расфокусированным фото и снимком облаков или тумана.

  1. Есть ящик и кот. В ящике имеется механизм, содержащий радиоактивное атомное ядро и ёмкость с ядовитым газом. Параметры эксперимента подобраны так, что вероятность распада ядра за 1 час составляет 50%. Если ядро распадается, открывается ёмкость с газом и кот погибает. Если распада ядра не происходит — кот остается жив-здоров.
  2. Закрываем кота в ящик, ждём час и задаёмся вопросом: жив ли кот или мертв?
  3. Квантовая же механика как бы говорит нам, что атомное ядро (а следовательно и кот) находится во всех возможных состояниях одновременно (см. квантовая суперпозиция). До того как мы открыли ящик, система «кот—ядро» находится в состоянии «ядро распалось, кот мёртв» с вероятностью 50% и в состоянии «ядро не распалось, кот жив» с вероятностью 50%. Получается, что кот, сидящий в ящике, и жив, и мёртв одновременно.
  4. Согласно современной копенгагенской интерпретации, кот-таки жив/мёртв без всяких промежуточных состояний. А выбор состояния распада ядра происходит не в момент открытия ящика, а ещё когда ядро попадает в детектор. Потому что редукция волновой функции системы «кот—детектор-ядро» не связана с человеком-наблюдателем ящика, а связана с детектором-наблюдателем ядра.
Читайте также:  Операция по удалению голосовых связок у кошек

Согласно квантовой механике, если над ядром атома не производится наблюдение, то его состояние описывается смешением двух состояний — распавшегося ядра и нераспавшегося ядра, следовательно, кот, сидящий в ящике и олицетворяющий ядро атома, и жив, и мёртв одновременно. Если же ящик открыть, то экспериментатор может увидеть только какое-нибудь одно конкретное состояние — «ядро распалось, кот мёртв» или «ядро не распалось, кот жив».

Вопрос стоит так: когда система перестаёт существовать как смешение двух состояний и выбирает одно конкретное? Цель эксперимента — показать, что квантовая механика неполна без некоторых правил, которые указывают, при каких условиях происходит коллапс волновой функции, и кот либо становится мёртвым, либо остаётся живым, но перестаёт быть смешением того и другого. Поскольку ясно, что кот обязательно должен быть либо живым, либо мёртвым (не существует состояния, промежуточного между жизнью и смертью), то это будет аналогично и для атомного ядра. Оно обязательно должно быть либо распавшимся, либо нераспавшимся (Википедия).

Еще одной наиболее свежей интерпретацией мысленного эксперимента Шредингера является рассказ Шелдона Купера, героя сериала «Теория большого взрыва» («Big Bang Theory»), который он произнес для менее образованной соседки Пенни. Суть рассказа Шелдона заключается в том, что концепция кота Шредингера может быть применена в отношениях между людьми. Для того чтобы понять, что происходит между мужчиной и женщиной, какие отношения между ними: хорошие или плохие, – нужно просто открыть ящик. А до этого отношения являются одновременно и хорошими, и плохими.

Ниже приведен видеофрагмент этого диалога «Теории большого взрыва» между Шелдоном и Пении.

Иллюстрация Шрёдингера является наилучшим примером для описания главного парадокса квантовой физики: согласно её законам, частицы, такие как электроны, фотоны и даже атомы существуют в двух состояниях одновременно («живых» и «мёртвых», если вспоминать многострадального кота). Эти состояния называются суперпозициями.

Американский физик Арт Хобсон (Art Hobson) из университета Арканзаса (Arkansas State University) предложил своё решение данного парадокса.

«Измерения в квантовой физике базируются на работе неких макроскопических устройств, таких как счётчик Гейгера, при помощи которых определяется квантовое состояние микроскопических систем — атомов, фотонов и электронов. Квантовая теория подразумевает, что если вы подсоедините микроскопическую систему (частицу) к некому макроскопическому устройству, различающему два разных состояния системы, то прибор (счётчик Гейгера, например) перейдёт в состояние квантовой запутанности и тоже окажется одновременно в двух суперпозициях. Однако невозможно наблюдать это явление непосредственно, что делает его неприемлемым», — рассказывает физик.

Хобсон говорит, что в парадоксе Шрёдингера кот играет роль макроскопического прибора, счётчика Гейгера, подсоединённого к радиоактивному ядру, для определения состояния распада или «нераспада» этого ядра. В таком случае, живой кот будет индикатором «нераспада», а мёртвый кот — показателем распада. Но согласно квантовой теории, кот, так же как и ядро, должен пребывать в двух суперпозициях жизни и смерти.

Вместо этого, по словам физика, квантовое состояние кота должно быть запутанным с состоянием атома, что означает что они пребывают в «нелокальной связи» друг с другом. То есть, если состояние одного из запутанных объектов внезапно сменится на противоположное, то состояние его пары точно также поменяется, на каком бы расстоянии друг от друга они ни находились. При этом Хобсон ссылается на экспериментальные подтверждения этой квантовой теории.

«Самое интересное в теории квантовой запутанности — это то, что смена состояния обеих частиц происходит мгновенно: никакой свет или электромагнитный сигнал не успел бы передать информацию от одной системы к другой. Таким образом, можно сказать, что это один объект, разделённый на две части пространством, и неважно, как велико расстояние между ними», — поясняет Хобсон.

Читайте также:  Сколько срок беременности у кошек британских

Кот Шрёдингера больше не живой и мёртвый одновременно. Он мёртв, если произойдёт распад, и жив, если распад так и не случится.

Добавим, что похожие варианты решения этого парадокса были предложены ещё тремя группами учёных за последние тридцать лет, однако они не были восприняты всерьёз и так и остались незамеченными в широких научных кругах. Хобсонотмечает, что решение парадоксов квантовой механики, хотя бы теоретические, совершенно необходимы для её глубинного понимания.

Подробнее о работе физика можно почитать в его статье, которая была опубликована в журнале Physical Review A.

А вот совсем недавно ТЕОРЕТИКИ ОБЪЯСНИЛИ, КАК ГРАВИТАЦИЯ УБИВАЕТ КОТА ШРЁДИНГЕРА, но это уже сложнее …

Как правило, физики объясняют феномен того, что суперпозиция возможна в мире частиц, но невозможна с котами или другими макрообъектами, помехами от окружающей среды. Когда квантовый объект проходит сквозь поле или взаимодействует со случайными частицами, он тут же принимает всего одно состояние — как если бы его измерили. Именно так и разрушается суперпозиция, как полагали учёные.

Но даже если каким-либо образом стало возможным изолировать макрообъект, находящийся в состоянии суперпозиции, от взаимодействий с другими частицами и полями, то он всё равно рано или поздно принял бы одно-единственное состояние. По крайней мере, это верно для процессов, протекающих на поверхности Земли.

«Где-то в межзвёздном пространстве, может быть, кот и имел бы шанс сохранить квантовую когерентность, но на Земле или вблизи любой планеты это крайне маловероятно. И причина тому — гравитация», — поясняет ведущий автор нового исследования Игорь Пиковский (Igor Pikovski) из Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики.

Пиковский и его коллеги из Венского университета утверждают, что гравитация оказывает разрушительное воздействие на квантовые суперпозиции макрообъектов, и потому мы не наблюдаем подобных явлений в макромире. Базовая концепция новой гипотезы, к слову, кратко изложена в художественном фильме «Интерстеллар».

Эйнштейновская общая теория относительности гласит, что чрезвычайно массивный объект будет искривлять вблизи себя пространство-время. Рассматривая ситуацию на более мелком уровне, можно сказать, что для молекулы, помещённой у поверхности Земли, время будет идти несколько медленнее, чем для той, что находится на орбите нашей планеты.

Из-за влияния гравитации на пространство-время молекула, попавшая под это влияние, испытает отклонение в своём положении. А это, в свою очередь, должно повлиять и на её внутреннюю энергию — колебания частиц в молекуле, которые изменяются с течением времени. Если молекулу ввести в состояние квантовой суперпозиции двух локаций, то соотношение между положением и внутренней энергией вскоре заставило бы молекулу «выбрать» только одну из двух позиций в пространстве.

«В большинстве случаев явление декогеренции связано с внешним влиянием, но в данном случае внутреннее колебание частиц взаимодействует с движением самой молекулы», — поясняет Пиковский.

Этот эффект пока что никто не наблюдал, поскольку другие источники декогеренции, такие как магнитные поля, тепловое излучение и вибрации, как правило, гораздо сильнее, и вызывают разрушение квантовых систем задолго до того, как это сделает гравитация. Но экспериментаторы стремятся проверить высказанную гипотезу.

Маркус Арндт (Markus Arndt), физик-экспериментатор из Венского университета, проводит опыты по наблюдению квантовой суперпозиции у макроскопических объектов. Он посылает небольшие молекулы в интерферометр, фактически предоставляя частице «выбор», какой дорогой пойти. С точки зрения классической механики молекула может пройти только одним путём, но квантовая молекула может пройти сразу двумя путями, интерферируя сама с собой и создавая характерный волнообразный рисунок.

Подобная установка также может быть использована для проверки способности гравитации разрушать квантовые системы. Для этого необходимо будет сравнить вертикальный и горизонтальный интерферометры: в первом суперпозиция должна будет вскоре исчезнуть из-за растяжения времени на разных «высотах» пути, тогда как во втором квантовая суперпозиция может и сохраниться.

Источник